Новости

Безумно красивые

Каратыгины
Журналист, режиссер Мумин Шакиров

Журналист, режиссер Мумин Шакиров

В марте-апреле этого года в США проходит турне Мумина Шакирова – российского журналиста, режиссера и продюсера документального фильма “Холокост – это клей для обоев”. Оператор фильма — Вячеслав Макарьев. В Нью-Йорке Мумин Шакиров встретился со зрителями дважды — в еврейском центре Бенсонхерст и в Центральной библиотеке Бруклине. В апреле он представит свой фильм в Калифорнии – в Сан-Франциско, Сакраменто, Лос-Анжелесе, Сан-Диего, перед студентам университета Беркли.

По отзывам российской критики, фильм Шакирова — честный. Это высшая похвала для режиссера-документалиста. Просмотр фильма в Нью-Йорке тоже вызвал интерес и острые дискуссии, думается, что калифорнийский зритель также не останется равнодушным к творчеству Мумина Шакирова.

О чем этот фильм?
Первоначально думаешь – это о Холокосте. Просмотрев фильм, понимаешь, что он не только о Холокосте, скорее даже вовсе не о нем. Этот фильм о нас, он о дне сегодняшнем, о том, как живут сегодня люди, о чем они думают, какие у них моральные приоритеты. Фильм о том, какое лицо у современного мира, какова его душа. Холокост в фильме словно лакмусовая бумажка для определения духовного мира современного общества, особенно в тех странах, где разыгралась жесточайшая трагедия человечества ХХ века – Вторая мировая война.

Главные героини фильма – Ксения и Евгения Каратыгины, две сестры-близняшки из маленького рабочего поселкового городка мечтают повторить чудо жизни Золушки. Сестры пытаются доступными им средствами бороться с ущербностью и ограниченностью своей собственной жизни. После школы они уезжают в Москву, чтобы найти свой шанс стать знаменитыми и богатыми, чтобы на многоэтажках висел их портрет и, главное, чтобы “зайдя в магазин, купить все, что захочется, не обращая внимание на цену”. Выросли сестры в нищете. Единственную ценность, которую они имеют – это безграничная любовь их матери. Постарев на десятилетия вперед от непосильного труда, потеряв мужа, всю жизнь живя в однокомнатной неблагоустроенной квартире и еле-еле сводя концы с концами, она растила своих девочек в святой надежде матери, что им уготовлена более счастливая женская доля, чем ей самой. И когда дочери стали расцветать в своем девичестве, мать тоже поверила в золушкино счастье и с тревогой в сердце отпустила их в Москву, надеясь тоже на чудо.

В столице сестра Каратыгины, бегают по кастингам, подряжаются в рекламу и телевизионные массовки, всей душой они жаждут прорваться в звездный, красивый и обеспеченный мир. При этом российскую столицу они не любят, считают ее злой, испытывая подсознательный страх, что этот монстр-чудовище раздавит их.

Неожиданно для самих сестер чудо свершается. Вмиг они становятся знаменитыми на весь мир, им удается буквально взорвать интернет. О них заговорили отечественные и зарубежные СМИ. Более того, о них снимают документальный фильм, их везут за рубеж, они – желанные гости на самых престижных радио и телепередачах.

Как же так просто сбываются сказочные мечты? Оказывается, достаточно прийти на кастинг «Безумно красивые» и на вопрос устроителей конкурса с детской непосредственностью дать ответ: «Холокост – это клей для обоев». Эта кощунственная абракадабра определения основного зверства и преступления гитлеровского фашизма против человечества заставила на мгновение остановить сиюминутную суету нынешних дней. Шквал удивления смешенного с возмущением и порицанием героинь кастинга, сменился для многих закономерным вопросом, как так могло произойти, что в стране, которая вынесла на себе основную тяжесть борьбы против Гитлера в Великую Отечественную войну, освободив миллионы узников гетто и концлагерей, могут вырасти столь не осведомленных наследники Великой Победы.

Размышления на эту тему подвинули журналиста Мумина Шакирова отбросить порицания и обвинения, а попытаться понять, почему юные создания, обучавшиеся в гуманитарном колледже и поступившие в столичный вуз, не знают самой недавней истории своей родины.

Работа над фильмом, по словам Мумина Шакирова, была сопряжена с невероятной трудностью добиться искреннего доверия сестер к съемочной группе и, прежде всего, к самому режиссеру Шакирову, перед которым стояла необычайно трудная задача — войти в духовный мир молодых девушек, запечатлеть его и выдать на суд зрителей. В Нью-Йорке Мумину зрители задали вопрос о том, чему сестры научили его самого. Шакиров ответил, что главному качеству журналиста и режиссера документального кино – терпению и деликатности. Любая оплошность – и героини “закрылись” бы от него, исчезла бы их непосредственность и искренность..

Фильм Шакирова обозначил столь много проблемных граней современного общества, и не только российского, что однозначно дать ответы на поставленные фильмом вопросы не возможно. Так невозможно понять, как на фоне официальной государственной идеологии страны-победительнице, особенно в преддверии 70-летия Победы, когда в стране все направлено на увековечивание и прославление Советской Армии-победительницы, в школьном и вузовском курсе истории России тема холокоста фактически даже не поднимается. Школьная учительница Каратыгиных, пытаясь объяснить их неосведомленность в этом вопросе и защитить от острых нападок, говорит, что проблемы-то никакой нет, потому что девочки могли по какой-то причине, к примеру – болезни, пропустить урок по этой теме. И далее из уст учительницы срывается фраза, которая вызывает бурю негодований у зрителей. Учитель гуманитарного колледжа говорит о том, что она уделяет Холокосту пол-урока, потому что в ней нет ничего “интересного и захватывающего”. Для историка в теме о целенаправленном уничтожении миллионов людей нет ничего захватывающего?! Это приговор всей системе образования в стране. Это извечный еврейский вопрос в России и великодержавный российский шовинизм. И много многое другое. Думается, что сам учитель не знает, что кроме евреев уничтожались цыгане, лица нетрадиционной ориентации, калека и даже собаки определенных пород, а также, что первыми испытуемыми в концлагерях смерти были пленные советские солдаты и офицеры.

Ощущение неумолимо-катастрофического морального падения современного российского общества дает беседа режиссера и матери, которая с некоторой претензией и даже обидой говорит о том, что она пытается понять, почему ее дочерей выставили в столь неприглядном виде в СМИ. В доказательство мать приводит свое собственное расследование, когда она с этим вопросом прошла по квартирам дома, и ее соседи тоже не знали, что такое холокост. Почему же столь жестоко и публично клеймят ее детей, почему ее дочерей представляют белыми воронами в обществе. Ответы соседей успокаивают мать, она не видит больше проблему в том, что ее дети ничего не знают о холокосте, потому что из ее окружения о нем никто тоже не знает .

По ходу фильма Шакиров углубляет тему разговора. Для него становится как бы объяснимо, почему Ксения и Евгения ничего не знали о холокосте в момент конкурса. Невероятным кажется другое, что, когда все свершилось, и к ним пришла сомнительная слава и даже, как снег на голову, свалилась бесплатная поездка в Польшу, в Освенцим! … они не поинтересовались, что же такое холокост, не прочитали об этом хотя бы в википедии.
Откровения сестер в поезде по дороге в Польшу свидетельствуют о том, как они сами оценивают все случившееся с ними. Оказывается, на кастинге самым главным, самым важным было то, что они стали ЗНАМЕНИТЫМИ!!! … о них ВСЕ за-го-во-ри-ли!!! Угрызений совести по поводу своего оскорбительного незнания они не испытывали, наоборот – в их душе была радость! В придачу к славе и известности добавилась поездка за границу, евро в кошельке и возможность купить сувенирчики в Кракове для друзей и подарки для мамы.

Лишь в Освенциме на мгновение сестры цепенеют от ужаса, от обнаженного мирового зла, которое бесновалось среди людей, уничтожая их миллионами. Сестры так и не поняли за что убивали евреев. Однако, интерес к этому вопросу был мимолетным. Приехав домой, они вновь закружились в вихре своих желаний и устремлений. Участие в радио и телепередачах, многочисленные интервью сестры рассматривают, как восхождение по спирали вверх своей собственной славы и популярности. Ксения и Женя особо не рассказывали об Освенциме, потому что, их друзей это не интересовало, об Освенциме их никто не спрашивал. Они рассказывали о том, какие магазины в Польше, во что одеты люди, чем кормили и что они купила для себя за границей.

Просмотрев документальный фильм Мумина Шакирова, становится страшно от осознания того, что миллионы людей в России, живут и думают именно так, как сестры Каратыгины. Они — молодые, милый, добрые и веселые девочки, искренне любящие свою мать и посвящающие ей свои песни — наивно и честно отвечают на вопросы журналистов. Во время интервью на Радио Свобода одна из сестер поделилась, что самое мощное потрясение в жизни она испытала, когда мать получила трехкомнатную квартиру, ибо до этого они всей семьей ютились в одной комнате. Одной фразой девушка обозначили реальную жизнь огромной части россиян, для которых дни минувшие, даже если они причислены к мировой Катастрофе, теряют всякий интерес и смысл, потому что не связаны напрямую с сегодняшними личными проблемами и потребностями.

Искреннее удивление сестры Каратыгины вызывают своим поведением и образом мыслей во время интервью уже после того, как они стали знаменитыми, посетили заграницу, побывав на европейской фабрике смерти. Такое ощущение, что Ксения и Евгения вошли в свое звездное время, став настоящими актрисами, способными  своим образом мысли привлечь зрителей и манипулировать ими своим невежеством.

Мумин Шакиров в своем фильме очень остро поставил проблему морального саморазрушения личности и общества в целом. Что же происходит в новой генерации? Насколько для современного человека, от детей до прабабушек и прадедушек, и для общества в целом ценны моральные реликвии. С прискорбием приходится признать, что ветераны Великой Отечественной войны сегодня становятся свидетелями фашистских парадов в тех города, где они проливали кровь и гибли в борьбе с гитлеровскими войсками. Узники гетто и концлагерей получили полчища отрицателей Холокоста.

На презентации фильма зрителей интересовали вопросы: Зачем евреям смотреть этот фильм? Герои фильма – это и есть лицо современной Россия? Такой ли это уж личный вопрос — вопрос образованности сестер Каратыгиных и их морального становления?

Вдруг захотелось, чтобы на кастинге специально разыграли неправильный ответ на вопрос о холокосте, чтобы Шакиров придумал свой фильм, а девочки-актрисы прекрасно сыграли в нем свои роли, чтобы в придуманном фильме так же талантливо играли их мать и школьная учительница, их друзья и подруги.

Захотелось, чтобы Шакиров как будто бы снял “правильное кино” про молодежь, и путем художественного кинематографического приема необыкновенно остро поставил проблему ценности исторического наследия для современного общества.

Не хотелось верить в то, что не актрисы, а реальные молодые девочки упиваются своей известностью за счет того, что причисляют холокост к дихлофосу, или считают его клеем для обоев. Не хотелось, чтобы они действительно были такими.

Вновь и вновь возвращаясь в мыслях к фильму Мумина Шакирова “Холокост – это клей для обоев”, я ощутила, что у меня болит душа, я всем сердцем протестую против этих самодовольно счастливых девочек, живущих по всей России.

Автор статьи и фото Надя Курилович

DSCN6020-a

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: